Первые блюда. Суп с овощами, кукурузой и сыром пармезан.

За окном дождь и осень. Мне почему-то стало грустно, совсем недавно летняя жара не давала покоя, хотелось дождика. А сейчас, когда этот дождик пошел, мне хочется лета и солнышка. Какие мы люди переменчивые.

Поэтому сегодня я буду готовить овощной суп. Пожалуй, это красочное блюдо напомнит о теплоте ушедшего лета, обеденная тарелка наполнится вкусными и полезными овощами. Пикантности блюду добавить мой любимый пармезан. Переходим к приготовлению.

Ингредиенты:

  • Оливковое масло – 4 ст.л.
  • Лук-порей (мелко порезанный, только белая часть) – 1 пуч.
  • Чеснок (мелко рубленый) – 4 зуб.
  • Соль
  • Морковь (мелко рубленая) – 2 шт. (среднего размера)
  • Картофель (мелко рубленый) – 200 г.
  • Кукуруза (зерна) – 1 початок.
  • Зеленая фасоль (свежая) – 100 г.
  • Бульон (куриный или овощной) – 2 л.
  • Помидоры (очищенные, мелко порезанные) – 200 г.
  • Красная фасоль (тщательно промытая) – 1 банка.
  • Бобы (Garbanzo) – 1 банка.
  • Черный перец (молотый) – ? ч.л.
  • Петрушка (мелко рубленая) – 30 г.
  • Сок лимона (свежее выжатый) – 1-2 ч.л.
  • Пармезан (тертый)

Приготовление:

На дно большой кастрюли налить оливковое масло, хорошо разогреть на среднем огне. Обжарить лук и чеснок, посолить. Тушить до тех пор, пока не станут мягкими (приблизительно 7-8 минут). Затем добавить картофель, фасоль и потушить еще 5 минут, постоянно помешивая, чтоб не пригорело.

Добавить бульон, сделать огонь сильнее и довести до кипения. Бульон закипел, теперь можно положить помидоры, кукурузу, фасоль, бобы и перец. Накрыть кастрюлю крышкой, сделайте огонь тише и варите до тех пор, пока овощи не станут мягкими (25-30 минут).

Снять кастрюлю, добавите лимонный сок и петрушку. Подавать к столу теплым, с небольшой горкой тертого пармезана в середине тарелки, можно добавить соус Табаско. Блюдо рассчитано на 8 порций.

Приятного аппетита!

Энергетическая ценность (1 порция):

Калорийность — 299
Углеводы – 45 г.
Пищевые волокна (клетчатка) – 10 г.
Сахар — 7G
Жиры — 10 г
Насыщенные жиры — 2 г
Транс жиры – 0 г
Натрий — 400 мг
Белки – 13 г.

    Источник: http://diabetdieta.ru/meksikanskijj-ovoshhnojj-sup-s-kukuruzojj-i-parmezanom

    Лекарство от диабета удваивает риск рака мочевого пузыря

    Обычно используемый препарат для контроля сахарного диабета 2-го типа может удвоить риск развития рака мочевого пузыря.

    Ученые обнаружили, что пиоглитазон, применяемый для контроля уровня сахара в крови, повышает риск развития рака.

     

     В мире регистрируется чуть более 10.000 человек с диагнозом рака мочевого пузыря, каждый год, и почти 5.000 от него умирают. Около половины из них умирают в течение пяти лет после определения диагноза.

    Канадские ученые проанализировали состояние ряда больных, которые принимали пиоглитазон, и пришли к выводам, что он на 83% повышает риск развития рака мочевого пузыря. А у тех, кто принимал его в течение двух лет или более – на 88%.

    В исследовании медицинских записей были изучены данные более чем 115.000 людей старше 40 лет, которые принимали препараты, необходимые при сахарном диабете 2-го типа в среднем в течение четырех с половиной лет.

    На данный момент пока нет более безопасной альтернативы этому лекарству. Однако ученые считают, что наиболее высокий риск касается только тех пациентов, которые принимают максимальные дозы препарата – 45 мг один раз в день в течение двух лет подряд.

    Результаты исследования показали, что риск значительно снижается, если принимать низкие дозы от 15 мг до 30 мг ежедневно.

    Источник – http://moidiabet.ru/news/lekarstva-ot-diabeta-udvaivajut-risk-raka-mochevogo-puzirja

    ДИАКРИК: В 17 — ЕЩЁ БОЛЬНОЙ, А В 18 — УЖЕ ЗДОРОВЫЙ?

    Татьяна Алексеевна (Спирина):

    — Читаю и душой с вами. Кончится в апреле 2011 наша пенсия (18 исполнится), на что же тогда полоски и иголки покупать буду и кормить как надо: мясом, овощами и фруктами? А тут как раз ЕГЭ и в институт поступать надо. Ну ладно, на репетиторов и курсы в институте я сама обязана заработать и на учёбу тоже, если на «бюджет» не поступит. Как вспомню: как только заболел, ещё не было этой помощи в виде пенсии, сама питалась водой, все продукты правильные — ему. А когда полоски к выданному врачом глюкометру не смогла за 1000 руб. хотя бы упаковку купить, ревели я и сын, т.к. ощутили себя в подвешенном состоянии. Какой сахар, сколько колоть, сколько ХЕ?

    Ольга Сафонова (Суходолова):

    — Так может пока дети получают образование им стоит платить пенсию? Может стоит оставить поступление на льготных условиях? Чтобы потом смогли приобретать себе всё необходимое для компенсации диабета!

    Ольга Медведовская-Вакулина:

    — Мне не нравится, когда детям вдалбливают мысль о том, что они инвалиды. А началось с того, что я как-то увидела по ТВ передачу о творчестве детей-инвалидов и в том числе о девочке с СД, виртуозно играющей на пианино. Ещё и показали, как она глюкометром меряет сахар крови. Меня это очень возмутило. Каким образом диабет мешает ей играть на пианино в своей возрастной группе среди здоровых детей? Или среди инвалидов легче блеснуть? Какое может быть сравнение с ребёнком с ДЦП, без руки и т.п.? Или на лыжах бегут диабетики наравне со слепыми. Голимая спекуляция на болезни. Я знаю диабетиков, наравне со здоровыми соревнующимися в спорте или музыкальных конкурсах… Вот это достойно восхищения, победа среди равных!

    Ещё раз скажу, я не против снабжения диабетиков полосками и инсулином, а против того, что для этого нужна группа инвалидности. И мне не нравится, когда детям вдалбливают мысль о том, что они инвалиды, мне жалко детей в первую очередь. Я говорю о том, что должно быть необходимое обеспечение от государства по диагнозу, а не по ярлыку инвалида. Может, и в этом причина подростковых бунтов, никому не хочется быть инвалидом. Подростковая тема — всегда самая болезненная, и мы её тут же подхватили.

    Алла Стрельникова:

    — Время болезни моего сына выпало как раз на подростковый возраст, заболел в 12 лет, сейчас 17.

    Подросток — это не только игра гормонов и юношеский максимализм, а весьма критическое отношение к себе в связи с болезнью, ощущение собственной неполноценности, ущербности. Комплексы, которые мешают носить с собой шприц и глюкометр, страх «гипануть» в присутствии других подростков.

    Свою голову подростку не поставишь, а убедить его невозможно в том, что приступ «гипо» (когда он весь трясётся, судорожно ест конфеты, пот ручьём и глаза безумные — зрелище, скажу вам, не для слабонервных) — это всё равно, что чихнуть при людях.

    Ребёнок порой умышленно не докалывает инсулин от страха «гипы». Отвести подростка к психологу нереально, т.к. в этом возрасте психолог и психиатр воспринимаются равнозначно.

    Тут можно говорить даже о «подростковой парасуицидологии» — когда подросток понимает, что какие-то его действия (или, наоборот, бездействие) наносят вред или даже угрозу для его здоровья и даже жизни, но ребёнок допускает наступление таких последствий (кома и даже смерть), при этом говоря — пусть моя жизнь будет коротенькой, но полноценной (хочу жить как ВСЕ), ведь это всё равно не жизнь — когда 5 уколов в день инсулина, постоянный контроль сахара, ограничения в еде и т.д. Т.е. фактически происходит разрушение психики.

    Кстати сказать, моему сыну абсолютно безразлично, что он на инвалидности уже почти 5 лет! Он об этом просто никому не докладывает. И все экзамены сдаёт вместе со всеми — без поблажек.

    Для него важнее, чтобы у меня были деньги не только на тест-полоски, иголки… и др., но и на еду! Чтобы не сидел голодный.

    Сын мне так и сказал — чтобы я перестала ему лечить осложнения диабета — тогда возможно, он получит инвалидность (а соответственно соцгарантии и право выжить).

    Что тут началось! Война в эфире, да и только.

    Светлана Поварницина (Сазонова):

    — Не послужат ли наши мнения основанием отобрать инвалидность у тех, кто её получил до 18 лет… Интересно, продвигается ли решение по Закону о диабете в Госдуме?

    Светлана Филиппова (Лепетуха):

    — Девочки, о чём вы говорите, нужна инвалидность, не нужна. КОНЕЧНО, НУЖНА!!! Моему сыну 4, болеем три года. Диплом лежит в шкафу, не работаю, не могу позволить себе такую роскошь. Получаю 1200 по уходу (это моя з/п), и пенсию, конечно, а если бы не было пенсии, на что жить??? Плюс покупаем полоски с пенсии дополнительно (что выдают не хватает). Муж есть, работает; если не было папы, хоть с протянутой рукой выходи, потребности 3-х человек на одну папину з/п не удовлетворить (даже самые элементарные). ВОТ ТАКАЯ РЕАЛЬНОСТЬ.

    И через сорок минут ещё:

    Возмущена до глубины души, не могу остановиться. Вопрос к противникам установления инвалидности без осложнений. Если не будет пенсии у ребёнка (и ведь многим детям кроме инсулинов ничего не дают), полоски, иглы стоят не мало денег, родители будут работать только на них, и это считаете справедливо? Инвалидность — это возможность не чувствовать своего ребёнка ущербным, а вот если нам откажут в ней (пока без приобретённых осложнений, какие наши годы…), то я первая почувствую ущербность и ненужность государству!!!

    Никита, подросток:

    — Мама рассказала, что вы тут ссориться стали. Не надо, у кого дети полувзрослые, откройте тему, чтоб они сказали, нужна им инвалидность или нет. Что лично хочу я? В детстве мечтал стать дальнобойщиком либо спасателем — теперь в кадетский спасательный не примут. Надумал в институт культуры на фотографа, а может таланта нет. Хочу работу интересную и чтоб платили. Я, наверно, не дурак, знаю что труд поможет. Хочу ходить сам в поликлинику, чтоб мама по ночам носом не швыркала. Чтоб кушала как мы, а не говорила, что мы на диете. Чтоб папа не стоял в магазине и не думал купить велик или тесты (4 месяца на полоски или 1 велик). Не получать в день по «10 дырок в тушку». Хочу в лагерь, как в прошлой жизни. Круто было раньше, мы ходили в походы большими группами, а не семейством. Нет, хотя семейством тоже круто, а ещё хочу здоровых детей, вот такие мои мечты. А как можно сделать, чтоб мама не узнала, что я писал?

    Ольга Петрушина (Коллегова):

    Прочитает, Никита. Я думаю, ничего плохого ты не написал, а маме, по-моему, надо гордиться таким сыном. Хороших «сахаров» тебе и исполнения твоих желаний!

    Светлана Филиппова (Лепетуха):

    — Никита — молодец, у меня сердце кровью облилось после прочтения. Вот вырастет мой сыночек, обязательно спрошу его мнение на всё это… А пока, действительно, мы, мамы малышей, почитаем и будем знать, к чему готовиться.

    Алла Стрельникова:

    — Мой сынок тоже говорит про «10 дырок в тушку»! А когда и не говорит — я сама на это смотреть не могу, ухожу в свою комнату, чтобы не видеть…

    Вывод — с возрастом ничего не меняется, только увеличиваются потребности ребёнка, т.к. к 18 годам у детей уже по 2-3 осложнения диабета, которые требуют лечения.

    Инвалидность НЕОБХОДИМА и после 18 лет!

    Это ужасно — чтобы получить инвалидность, ребёнок говорит — давай не будем компенсироваться, пусть будут осложнения!!!

    Короче, это же ужасно быть униженным.

    Я за то, чтобы если есть диагноз — диабет, то не нужен ВТЭК и унижение, чтобы государство обеспечивало всем необходимым — и лекарством, и медицинским обслуживанием, и санаторием и т.д.

    Ирина Крынкина:

    — Какие льготы даёт инвалидность? Да на сегодняшний день все, что возможны в нашей стране. Мне нужно повышенное внимание со стороны медиков к моему ребёнку, бесплатный отдых в санаториях, на море и т.д. Обеспечение моего ребёнка ДОСТАТОЧНЫМИ средствами самоконтроля, а не подачками, бесплатный проезд на городском транспорте (т.к. зарплата у меня невысокая), материальные средства для существования, т.к. кроме медикаментов, полосок и глюкометров — мне надо ребёнка кормить и желательно кушать самой. Нужны детские сады с определёнными группами для наших детей, чтобы родители смогли подработать (хоть дворниками), нужны медикаменты в школах с НОРМАЛЬНЫМИ медиками, которые ЗНАЮТ, что надо делать в случае «гипо», а не спрашивать у обморочного ребёнка: ЕСТЬ ЛИ КТО-ТО ДОМА? ИДИ ДОМОЙ!

    Или коротко:

    — пенсия;

    — бесплатное лекарственное обеспечение (ограниченная сумма);

    — бесплатный проезд на транспорте;

    — санаторий (с сопровождающим);

    — льготы по оплате ЖКХ;

    — 1200 руб. ежемесячно по уходу за ребёнком неработающей маме (или др.лицу);

    — в нашем регионе — 500 руб. на питание и 200 руб. просто за наличие инвалидности.

    Ольга Сафонова (Суходолова):

    — В своё время коллега моей мамы отказалась от инвалидности. Заболела, где-то лет в 17. Ну, не хотела она быть инвалидом! Ну, и конечно называться им! Что больше — остаётся догадываться! Сейчас, когда стаж диабета — ого-го, а осложнений ещё больше — она согласна называться этим инвалидом, да чиновники не дают! Ходит, доказывает это! Осложнения на глаза — это дорогостоящая операция, другие осложнения — тоже деньги нужны! И до пенсии далеко — и здоровья нет уже совсем! Хотя оптимизма ей не занимать. А всё же нам посоветовала: от инвалидности не отказываться!

    Наталья Егорова:

    — Зачастую — мать оставляет работу после выявленного заболевания СД. Я оставила (стюардессой была) — несопоставимо. Далее, очень часто папаши дезертируют из семьи, и из моей в том числе. Поэтому весь воз проблем — на могучих мамских плечах: получить вовремя инсулины, тест-полоски, иголки, лекарства для сопутствующих диабету болезней. Плюс в поликлиниках специалистов нет, в нашей — кроме педиатра и физиотерапевта постоянно нет никого. Опять несёшься — взять направление. Потом — записаться на приём, потом явиться на сам приём, потом — с выпиской к педиатру за получением назначенного (это месяца на полтора выколачиваний). Ну, ещё школа (у нас спец. с углублённым изучением французского языка) — они спят и видят — как бы избавиться от нас: у нас все здоровы! Инвалидов нет!!! Вы показатели портите!

    Но благодаря инвалидности — выдворить не могут. Радует проезд бесплатный, в Москве сами знаете — расстояния и цены на проезд! Радует возможность санаторно-курортного лечения, пройти оздоровительные процедуры не урывками между школой и уроками, а спокойно. Да и мама 21 день без плиты и оздоровиться может хоть чуть-чуть! Плюс помощь с льготой на оплату коммунальных платежей, за телефон.

    Я встала на учёт в пенсионном фонде — принесла труд.книжку с записью — уволена по уходу за ребёнком-инвалидом.

    Елена Андронова:

    — Да и самое главное. Вопрос для Александра. Почему по достижении ребёнком 18 лет снимают инвалидность, но не дают справку для получения водительских прав, имеются ограничения в выборе профессии? Где логика?

    Алла Стрельникова:

    — Профсоюзы — по-моему, в наше время уже понятие виртуальное.

    А в соцзащите НИКОГДА нет денег!

    Когда заболел мой сын — в первый год болезни от отчаяния я обращалась в соцзащиту — дали моему «сладкому» ребёнку на Новый год подарок — с конфетами (!!!) и к учебному году штук 10 школьных тетрадей, ручки ещё, кажется, по 2 руб. штук 5, плохо помню, ещё спортивное трико. При этом — заведующая сказала, что оплатить те же тест-полоски (они очень дорогие) — у них нет возможности, т.к. денег нет даже на операции инвалидам.

    Необходимо учитывать и материальное положение семей.

    Тут мамочками много написано об этом и написано не просто так. Объясню.

    Да, мамочки и рады бы работать и денежки зарабатывать на тест-полосочки и диетическое питание своему ребёнку!

    Да сердце разорвётся отправить дитя в детский сад или когда ребёнок-школьник один дома. Возможно думать о работе на работе? А ещё отпрашиваться без конца с работы — нужна такая мама работодателю?

    А если ребёнок болеет не один год, а несколько лет — так зачастую мамочки на нервной почве просто становятся нетрудоспособными! И хотели бы работать, а силёнок не хватает…

    Вот пенсия инвалидская в этом случае хоть чуть-чуть помогает.

    Ольга Медведовская-Вакулина:

    — Да, мать (или любой неработающий родственник) получает эти 1200 по уходу за ребёнком-инвалидом, если сам не работает и не получает пенсию. Но пенсия для ребёнка-инвалида, перечисляемая, как правило, на карточку (или как у нас в регионе, приносимая домой), которой имеет право пользоваться мать, несколько больше. В сумме получается около 5-6 тысяч, плюс-минус местные дотации). Вот я и говорю о том, что мать должна получать сумму на содержание ребёнка, если она не работает, сопоставимую со средней заработной платой по региону, а не эти 1200. Это моё мнение, но его никто не спрашивает.

    И я думаю, для государства это было бы менее накладно, чем определять всем подряд группы, выплачивать пенсии, пособия матерям, санитарно-курортное лечение, иногда не нужное, иногда недоступное именно тем, кому показано.

    Кроме того, разные препараты, ненужные обследования и иные льготы тоже поуменьшились бы, если бы их необходимость проверяла оплачивающая их компания медстрахования, нормально работающая и умеющая считать деньги, но в то же время несущая юридическую и судебную ответственность за неразрешённые моменты.

    Татьяна Сотскова:

    — Что касается инвалидности — то именно в нашей стране в наших условиях она необходима, чтобы получить хоть минимальную поддержку государства на нездорового ребёнка! А диабет одно из самых дорогих заболеваний, и об этом знают все, кто с ним столкнулся. Хочется всё же всех настроить на положительный лад! Несмотря ни на что, сейчас, в наше время, гораздо проще управлять диабетом, чем 20 лет назад, и достойно жить проще!

    Ирина Крынкина:

    — Вот в недавнем споре Даша Збарская задала очень интересный вопрос, на который мы не обратили никакого внимания. Вопрос такой: почему детям, например, глухонемым и нашим с диабетом положены те же льготы, те же лекарства (не диабетические, а в случае простуды, например) и сумма пенсии одинаковая, а потребности совершенно разные?

    А действительно — какие у них расходы на ежемесячное лечение? У глухонемых детей — это занятия с логопедом, спец.программа в спецшколах, раз в год аппарат и… всё. Зато у них есть спецшколы с программами, детсады с сурдологами, дефектологами и логопедами и т.д. Происходит наибольшая адаптация с самого начала жизни. Жизненно важной лекарственной зависимости у них нет. У взрослых — расход на телефонный аппарат раз в год.

    У нас же только школы диабета, где детям и родителям объясняют лищь медвопросы, обучение самоконтролю, рассчитана программа на 2 недели. Можно ли за этот срок поменять жизнь на 180?

    Ирина Крень:

    — Я ещё раз буду кричать о том, что если снимут группу инвалидности у ребёнка, мы пойдём по миру!!! Заберут копеечные льготы за коммунальные. Половина коммунальные, половина полоски. Если снимут группу 4-х-летнему ребёнку (пока без осложнений), заберут пенсию и пособие по уходу, ведь это за ребёнком-инвалидом, а ребёнка признают здоровым, как нам жить??? Ведь диабет с нас никто не снимет.

    Алла Стрельникова:

    — Хочу акцентировать внимание — почему нам всем нужна именно инвалидность?

    Предположим, пропишут ВСЕ соцгарантии и расходы на лечение в Законе о диабете. ГДЕ гарантия, что мы ПОЛУЧИМ реально всё это???

    По аналогии — есть Закон о ветеранах, закон об участниках боевых действий… и т.д. КАК ЧАСТО исполняются эти законы?

    Вот если что-то недодали ИНВАЛИДУ — можно при помощи Департамента здравоохранения получить это что-то или прокуратуры (участники группы писали в других темах о том, как посредством прокуратуры получали инсулин).

    А если речь будет идти о неисполнении какого-то одного (из множества принятых законов) о диабете — где гарантия, что прокуратура будет вмешиваться? Или поможет Департамент здравоохранения, разводя руками «у нас про больных пациентов 1000 с лишним Законов…за всеми не уследить…

    Мы — за инвалидность.

    Анна Рыкова (Полежаева):

    — И ещё. О предложениях «старожилов» нашей группы о возложении некоторых обязанностей по обеспечению на органы соцзащиты и профсоюзы.

    Такие предложения не выдерживают никакой критики и не должны рассматриваться в рамках Закона о диабете ни в коем случае!

    P.S. Мы предоставили возможность высказать своё мнение как защитникам нынешнего положения, когда инвалидность ещё даётся ребенку до 18 лет , так и его противникам, которые считают, что быть и называться инвалидом унизительно для подростка и ущербно для него и родителей . Поэтому они надеются, что в новой редакции Закона о диабете будут решены все обсуждаемые вопросы.

    Эти материалы будут направлены в те организации, где Закон проходит доработку, и о результатах будет сообщено в ближайшем номере «ДН».

    Оригинал статьи можно найти на Официальном сайте газеты ДиаНовости

     

    Источник: http://www.my-diabet.com/articles/diakrik-v-17-eschjo-bolnoi-a-v-18-uje-zdorovii

    Лекарство от диабета против рака

    Врачи вновь нас поражают. Не так давно мы писали, что при диабете повышается риск заболевания раком. Теперь же нам говорят, что лекарства, применяемые для терапии диабета 2 типа, могут помочь в борьбе с этим страшным заболеванием…

     

    В иностранных изданиях, посвящённых теме борьбы и предотвращения рака, появились данные исследований, показывающих, что препарат метморфин может помочь в борьбе с раком.

    Метморфин – гипогликемическое средство для перорального приема. Основной компонент таких популярных у нас в стране таблеток как Глюкофаж, Сиофор и множества других. Лекарство снижает выброс сахара в кровь печенью, а мышечную ткань наоборот – стимулирует на усиление поглощения сахара. Японскими учёными было рассмотрено действие метморфина на полипы толстой кишки, одну из причин возникновения рака. Через некоторое время у пациентов, принимающих метморфин, было выявлено значительное снижение количества повреждений кишки, чем до приёма лекарства. Однако, по словам врачей, пока ещё рано говорить о том, что метморфин может предотвратить развитие рака. Также рано говорить о том, с какими видами рака он может помочь в борьбе.

    Более ранние исследования показали, что метморфин сдерживает развитие клеток рака груди. Это вызвано тем, что препарат вызывает выработку фермента, подавляющего действие белка, который, в свою очередь, вызывает активное развитие раковых клеток. Это частично объясняет роль метморфина, а антираковой терапии…

    Вот уж действительно, путают нас учёные. Одни говорят, что рак от диабета, другие – что диабет против рака. Американская Диабетическая Ассоциация, однако, заявила, что их мнение не совпадает с результатами исследований. Хотя по имеющейся на данный момент информации сами они никаких исследований в этой области не проводили. Но возможно, всё ещё впереди. Мы будем следить за развитием событий…

    Источник – http://moidiabet.ru/news/lekarstvo-ot-diabeta-protiv-raka

    ГИПОГЛИКЕМИЯ

    Гипогликемия – это наиболее частая из всех неотложных ситуаций при сахарном диабете первого типа. Наиболее частыми причинами гипогликемией являются интенсивные физические занятия, пропущенная еда, ошибки при введении инсулина. Гипогликемия обычно соответствует уровню глюкозы крови менее 2.5-3 ммоль/л и может быть симптомной или бессимптомной.

    Симптомная гипогликемия может быть:

    • Легкая (1-я степень): пациент может купировать эпизод самостоятельно

    • Средней тяжести (2-я степень): гипогликемия купируется введением глюкозы через рот, но с помощью посторонних лиц

    • Тяжелая (3-я степень): пациент находится в бессознательном состоянии или у него судороги; не может быть купирована введением глюкозы через рот


    Легкие гипогликемии случаются достаточно часто у пациентов с сахарным диабетом 1 типа и являются ценой, которой пациент расплачивается за хороший метаболический контроль и интенсивное лечение диабета. Очень маленькие дети не могут сами помочь себе, поэтому у детей младше 5-6 лет нет гипогликемий, которые можно бы было расценивать как легкие. В исследовании ОССТ в группе подростков, получающих интенсивную инсулинотерапию, частота тяжелых гипогликемий составила 27 эпизодов на 100 пациенто-лет, тогда как в группе подростков, получающих традиционную инсулинотерапию, их частота была 10 эпизодов на 100 пациенто-лет. Кроме этого, у подростков риск гипогликемий был выше по сравнению с группой взрослых пациентов, несмотря на более высокие цифры , вероятно, в связи с нерегулярным питанием и физической активностью. Тяжелые гипогликемии (с потерей сознания и комой) всегда приводят к беспокойству, страху и разочарованиям у пациентов и членов их семей. Кроме этого, большое количество тяжелых гипогликемий приводят к повреждению развивающегося головного мозга, особенно у маленьких детей (младше 5 лет). Поэтому необходимо стараться при любых обстоятельствах избегать тяжелых гипогликемий.

    СИМПТОМЫ И ЛЕЧЕНИЕ

    Симптомы гипогликемии могут проявляться по-разному у различных пациентов и изменяются с возрастом.

    Симптомы гипогликемии можно разделить на:

    • Нейрогенные: потливость, чувство голода, тремор, волнение, бледность

    • Нейрогликопенические: слабость, головная боль, изменение поведения, утомляемость, нарушение зрения и речи, головокружение, вялость, сопор, судороги и потеря сознания

    Через 4-5 минут после тяжелой гипогликемии необходимо измерить уровень глюкозы в крови, а также несколько раз произвести измерения в течение последующих часов. Глюкоза крови должна быть в пределах 10- 15 ммоль/л, После того, как ребенок пришел в сознание, ему нужно предложить простые углеводы (в виде белого хлеба). Отсутствие сознания через полчаса после нормализации гликемии свидетельствует об отеке мозга, который требует соответствующего лечения.

    После эпизода тяжелой гипогликемии необходимо разобраться в причине случившегося и, по возможности, ее устранить. Предупреждение тяжелых эпизодов гипогликемии заключается в тщательном соответствии дозы инсулина, диеты и физических занятий. У ребенка всегда должны быть с собой простые углеводы в форме таблеток глюкозы, а также идентификационный амулет с указанием, что он/она болеет сахарным диабетом.

    Лечение зависит от степени тяжести гипогликемии, как показано в нижеследующей таблице:



    НОЧНАЯ ГИПОГЛИКЕМИЯ

    Ночная гипогликемия у детей встречается относительно часто и обычно возникает около 4 часов ночи. Учитывая ее повреждающее действие на головной мозг, необходимо стараться избегать этих гипогликемий. Пациенту должно быть рекомендовано, измерять глюкозу крови перед сном. Если цифры < б ммоль/л – ребенок должен дополнительно съесть пищу, содержащую сложные углеводы. Более высокие цифры сахара крови перед сном желательно иметь детям, у которых вечером или днем в этот день была интенсивная физическая нагрузка, Рекомендуемые цифры в этих случаях могут отличаться у разных детей, однако они не должны быть меньше 10 ммоль/л.

    Ночная гипогликемия (гипогликемия между полуночью и 8-мью часами утра) и феномен зари (повышение уровня глюкозы в крови между 4-мя и 8-мью часами утра) достаточно распространены у детей с длительностью заболевания несколько лет, которые стремятся добиться оптимального гликемического контроля с помощью двукратного режима введения инсулина. Одной из причин этой проблемы является сниженная потребность в инсулине с часа до трех ночи по сравнению с периодом времени от шести до восьми утра. Желание возместить потребность в ночном инсулине с помощью введения НПХ инсулина в 5-6 часов вечера с целью иметь хорошие показатели гликемии в 6-8 часов утра ведет к развитию гипогликемии с 1 до 3-х ночи. У детей и подростков, находящихся на режиме двукратных инъекций инсулина в день, ночная гипогликемия достаточно редко ведет к гипергликемии в 6-8 часов утра, кроме случаев избыточного введения углеводов при лечении ночной гипогликемии. Следовательно, регулирование ночного профиля инсулина должно осуществляться с помощью измерения глюкозы крови с 1 до 3-х часов ночи и перед завтраком. Иногда бывает необходимо сместить вечернюю подколку НПХ инсулина с 5-6 часов вечера на более поздние часы, увеличивая при этом число инъекций с двух до трех, но уменьшая проблему, связанную со слишком высоким уровнем инсулина с 1 до З-х часов ночи и слишком низким уровнем инсулина на рассвете.

    СНИЖЕНИЕ СПОСОБНОСТИ РАСПОЗНАВАТЬ ГИПОГЛИКЕМИЧЕСКИЕ СОСТОЯНИЯ

    Через несколько лет от начала заболевания контррегуляторный ответ на гипогликемию снижается. Поэтому у пациентов с длительным анамнезом заболевания чувствительность к гипогликемиям может быть утрачена, и симптомы могут не распознаваться больным вплоть до тяжелой стадии.

    Тот же самый феномен может наблюдаться у совсем маленьких детей в связи с незрелостью контррегуляторной системы.

    Нечувствительность к гипогликемии может быть вызвана частыми, недиагносцированными гипогликемическими случаями, которые ведут к автономной нейропатии. Тщательное предупреждение таких случаев гипогликемии может восстановить чувствительность к низкому сахару крови. В связи с этим важно знать, что случаи скрытых гипогликемий часто происходят в ночное время.

    Источник: http://www.webdiabet.ru/gipoglikemiya/

    Лекарство от диабета поможет и страдающим наркотической зависимостью

    Ученые из США сообщают, что ими обнаружены новые свойства у гипогликемического препарата. Лекарство для лечения сахарного диабета снижает чувство удовольствия от потребления кокаина и других наркотиков.

     

     Американские исследователи, сотрудники Института Вандербильта по изучению мозга в городе Нашвилл, штат Теннесси обнаружили, что гипогликемический препарат эксенатид для лечения сахарного диабета 2 типа при введении его крысам с кокаиновой зависимостью резко уменьшал у животных активность центра удовольствия в головном мозге – другими словами, крысы уже не могли испытывать прежних приятных ощущений, наркотическое опьянение практически не наступало.

    Авторы полагают, что подобный эффект от введения эксенатида будет наблюдаться и при наркотической зависимости от других стимулянтов, в частности амфетаминов и метамфетаминов.

    Ученые из Института Вандербильта смогут уже в ближайшее время начать клинические испытания эффективности эксенатида при терапии наркомании с участием людей, страдающих таким заболеванием, поскольку этот препарат уже зарегистрирован во многих странах мира как средство для лечения сахарного диабета 2 типа, и проводить исследования по его токсичности нет необходимости.

    «Мы, разумеется, не считаем, что эксенатид станет «чудодейственным» средством, которое в одночасье излечит всех страдающих зависимостью от кокаина и других стимулянтов. Однако, вполне возможно, что его использование в комплексе с другими препаратами и методами улучшит исход лечения тяжелого заболевания», – комментирует руководитель этой научной работы профессор Грегг Стэнвуд .

    Источник – http://moidiabet.ru/news/lekarstvo-ot-diabeta-pomojet-i-stradajuschim-narkoticheskoi-zavisimostju

    ДИАКРИК: КОГДА У ТЕБЯ ОТКАЖУТ ПОЧКИ…

    25.06.2010г. проходил МСЭ в г. Пушкине, Санкт-Петербург, по направлению районной поликлиники №51, Московского р-на СПб, на предмет переосвидетельствования инвалидности.

    Во время прохождения комиссии мне стало плохо, начался приступ гипогликемической комы. Последнее, что я помню, это слова председателя комиссии Богомазовой: «Жди, тебя вызовут». Далее я очнулся в лесопарковой полосе, мне оказывали помощь случайные люди.

    Согласно Постановлению Правительства РФ от 20.02.06. № 95 (в ред. от 30.12.09. №1121) IV.5 «Медико-социальная экспертиза проводится специалистами бюро (главного бюро, Федерального бюро) путём обследования гражданина…» и III.19 «Специалисты бюро проводят осмотр гражданина…»

    У меня возникает вопрос, как «специалисты», МСЭ г. Пушкина СПб., осматривая меня, не заметили явные признаки гипогликемической комы (потери сознания) и не оказали мне экстренную медицинскую помощь? Это же против этических, профессиональных и моральных норм. Вместо помощи, комиссия сделала запись в моей медицинской карте «Дело отложено. Консультация в ГБ».

    06.07.10г. комиссия в ГБ МСЭ № 9 в СПб, постановила: «Инвалидность не признавать». На словах председатель комиссии О.Н.Путова пояснила, что «есть люди и хуже тебя»…

    Есть! И я их даже знаю! Когда впервые я услышал по TV выступление Президента РФ о невероятно большом количестве инвалидов в РФ, я с ним был согласен, т.к. доподлинно знаю депутатов, их жён, детей и медиков, у которых имеется инвалидность. Они обзавелись ею ради льгот, а не для поддержания жизни больных и увечных. Глава государства видит статистику (цифры), а не людей, которые страдают по вине продажных врачей. На комиссии же было озвучено, что когда у тебя откажут почки (как у папы), вот тогда мы тебе её и продлим (инвалидность)! Я студент, стипендию не получаю, год назад потерял отца (41 г.) от гипогликемической комы (диагноз — сахарный диабет, гемодиализ), живу в «хрущёвке», с матерью, зарплата которой 12 т.р. Моей маленькой пенсии, инвалида 3 группы, только и хватало на приобретение необходимых медикаментов и продуктов питания. К примеру, сахар для здоровых людей стоит 23 руб. за кг., а ксилит или сорбит 0,5 кг — 118 руб., конфеты с заменителем сахара также в 10 раз дороже обычных и.т.п. Лишая меня социальной поддержки, государству безразлично, как мне выживать дальше? Отказ в признании инвалида с детства инвалидом, вероятно, связан с повсеместным распространением на плакатах фармацевтических фирм лозунга Международной диабетической федерации «Диабет — не болезнь, а образ жизни». Но нельзя же в буквальном понимании трактовать лозунг, призывающий диабетиков овладеть знаниями по диабету адекватно знаниям врача! Состояние современного молодого диабетика, который из-за специфики своего заболевания без статуса инвалида с детства абсолютно неконкурентноспособен ни на рынке труда, ни в социуме.

    Органические поражения, явившиеся причиной инвалидизации при постановке диагноза в детском возрасте, к сожалению, не только никуда не исчезают, но и к 20-ти годам сильно отягощаются осложнениями, бороться с которыми невозможно без финансовой поддержки государства (см. Сент-Винсентскую ДЕКЛАРАЦИЮ!!! — где чётко указано на недопущение дискриминации ни по какому признаку, в том числе — по возрастному) — а в нашей стране инвалидность и является фактором, при котором молодому человеку предоставляется минимальная социальная поддержка (на покупку игл, диагностики, лекарств, которые до 2005 года входили в реестр бесплатных, а сейчас исключены).

    При этом чиновники ссылаются на то, что во многих странах диабетикам не дают инвалидности, что лишний раз выявляет незнание чиновниками положения иностранных диабетиков, статус которых гарантирует гораздо лучшие условия для качественной жизни при диабете, чем наш статус инвалида (при котором мы имеем сильно урезанные 122-м законом льготы и права), за который ещё и надо сражаться.

    Особо обращаю внимание, что уже много лет со страниц специализированных журналов (эксперты их вероятно не читают) диабетологи обращают внимание на то, что как нет осетрины второй свежести, так и ювенильный диабет не бывает средней тяжести, а только тяжёлой формы, при которой есть стадии декомпенсации, субкомпенсации и компенсации.

    Отказ в выдаче статуса инвалидности инвалиду с детства по сахарному диабету является основанием для подачи в суд так как, помимо приведённых документов, нарушает ещё и статьи «Всеобщей декларации прав человека», «Декларации прав инвалидов», «Конституции РФ» и приводит к ухудшению качества жизни гражданина РФ. Я согласно вышеупомянутому Постановлению Правительства №95, не пропуская сроки обжалования, составил несколько заявлений. Все заявления я отправлял по почте с описью вложения и ценным письмом. Председатель комиссии нового состава просит принести справку из ВУЗа; причём тут Университет? У меня тяжёлая болезнь! Я обеспокоен, что комиссия опять ищет пути к отказу. Готов отстаивать свои права до конца, добиваться справедливости и уважения к инвалидам.

    А.Н. Шестерень

    От редакции:

    Итак, напряжение по поводу отмены инвалидности в 18 лет достигло точки кипения, и это письмо — тому доказательство.

    И разве хроническое заболевание «пропало» после 18 лет? И надо специально иметь «букет» осложнений, чтобы государство продолжало заботиться о нас?

    Поэтому постараемся успокоиться и с холодной головой посмотреть на эту проблему как бы со стороны. Такая возможность у нас есть — наш шеф-редактор Александр Кричевский зашёл на сайт молодых — и не очень — мам и поставил перед ними этот вопрос в порядке диспута (ваши мнения по поводу отмены инвалидности в 18 лет и предложения).

    Оригинал статьи можно найти на Официальном сайте газеты ДиаНовости

     

    Источник: http://www.my-diabet.com/articles/diakrik-kogda-u-tebja-otkajut-pochki